Педагог-психолог из Калининграда Елена Евгеньевна Головина о внутреннем ребёнке.

Источник

Я твой внутренний ребенок. Точнее, я — это тот ты, который не вырос. Я твоя тень, твое слепое пятно.
Многие думают, что внутренний ребенок должен быть спонтанным, творческим и счастливым. Я совсем не такой: я эгоистичный, жадный и требовательный. Я хочу, чтобы ты слышал и замечал меня, заботился обо мне. А что же делаешь ты?

Иногда ты создаешь видимость, что с тобой все в порядке, ты что-то бесконечно делаешь, куда-то спешишь, и не удивительно, что твоих ресурсов больше ни на что не остается. При этом все твои силы уходят на то, чтобы не замечать меня. А я злюсь на тебя и наказываю тебя апатией, депрессией и болезнями.

Иногда ты слышишь меня и мои желания, но вместо того, чтобы самому дать мне все необходимое, ты пускаешься на поиски других людей. Тебе упорно продолжает казаться, что есть кто-то в мире, кто сможет утешить меня, позаботиться обо мне, защитить и спасти меня. А возможно ли это, если мне нужен только ты?

Иногда ты поступаешь со мной так, как поступали с тобой в твоем детстве: ругаешь меня, призываешь собраться и не ныть, угрожаешь мне, даже изолируешь меня от мира. И я сначала плачу, а потом в бессилии обмякаю. Но и тебе в такие моменты тебе кажется, что жизнь бессмысленна, что хорошо не будет никогда. Или тебе начинает казаться, что ты умираешь, и тогда ты чувствуешь наконец тот же страх, что и я.

Я твой внутренний ребенок, и я буду продолжать требовать внимания к себе до тех пор, пока ты не начнешь замечать меня, и пока ты сам не возьмешь меня на руки, у тебя все будет валиться из рук.

Я буду позорить тебя своими выходками, когда смогу вырываться наружу, ровно до тех пор, пока ты держишь меня взаперти.

Я буду бесконечно спрашивать тебя: «Я хороший?» До тех пор, пока ты не сможешь отвечать мне на этот вопрос сам, не выпрашивая этого своими поступками у других людей.

Я буду страдать, а ты будешь делать очередную бесполезную покупку, чтобы хоть на время заглушить это страдание. До тех пор, пока ты не станешь слышать мои желания. Точнее, и твои желания, которые ты так усиленно игнорируешь.

Я буду пугать тебя самыми страшными страхами, пока ты не научишься успокаивать меня.

Я буду плакать до тех пор, пока ты не сядешь рядом и, обняв меня, не заплачешь горько обо всем том, что уже было, о том, чего не хватило и о том, что было лишним.

 

И только так, вместе горюя и оплакивая прошлое, мы найдем силы на принятие, прощение и даже благодарность.

И только тогда я успокоюсь и пойму, что детство закончилось. А ты будешь учиться брать на себя ответственность за осуществление своих потребностей, перестав наконец ждать безупречного и идеального родителя, который должен позаботиться об этом вместо тебя.